Интересная рецензия

На сайте "Кинопоиск" наткнулся на интересное мнение (автор не указан) о произведении писателя, которого давно и искренне уважаю.
Вот оно — на ваш суд:

"Фильм «Собачье сердце» и одноименную повесть Булгакова любят цитировать люди, называющие себя «либералами».

Однако же прочитав книгу и посмотрев фильм, я нашла в них совсем иное, противоположное тому, о чем принято говорить. Осмелюсь представить логику своих рассуждений.

Лет пятнадцать назад я услышала теорию, согласно которой прообразом Преображенского послужил Ленин (ни больше, ни меньше), прообразом Шарикова — Сталин и т. д. Теория такова: Преображенский (Ленин) хочет изменить природу человека и в результате на свет появляется Шариков (Сталин).

Однако же первый же внимательный взгляд на Преображенского разрушает эту теорию в пух и прах. Преображенский — типичный буржуа. И как типичный буржуа он склонен считать простых бедных людей просто биомассой. Эдаким морем, которое смыло его калоши. Своих же, приятелей-буржуа, он отлично выделяет из массы, знает по именам.

Второе — и главное — что отличает Преображенского, как типичного буржуа — это ненависть к переменам. Преображенский — олицетворение статики (и кстати, сова в его квартире — это отличный образ, который как нельзя лучше характеризует хозяина: ведь сова — общепринятый символ мудрости, однако же в данном случае это статичное нечто, набитое трухой, хотя и выглядит как что-то весьма мудрое и живое). Квартира Преображенского — глыба статики в буре происходящих перемен. В то время как люди в городе голодают и им негде жить, Преображенский предпочитает не замечать этого и всеми силами отстаивает свой статичный мир.

Некоторые очень любят приводить его высказывание насчет борьбы с разрухой. Однако же хочется обратить внимание любителей подобных цитат, что сам Булгаков от души посмеялся над своим персонажем. Ведь в какой-то момент в квартире Преображенского тоже начинается разруха (потоп, разврат), однако же наш мудрый герой, вопреки собственному рецепту, вовсе не спешит «лупить себя по затылку», чтобы с ней справиться.

Хотя Преображенский и говорит, что у Шарикова «человеческое сердце», совершенно очевидно, что он не видит в нем человека. Он общается с ним на том же уровне, на каком общался с Шариком, разорвавшим сову. Но если Шарика можно было приструнить, а сову отправить чучельнику, то с Шариковым это сделать уже невозможно.

Многие — если почти не все — видят в Шарикове исключительно отрицательный персонаж. Призываю вас увидеть в нем, прежде всего, ребенка. Ребенка, которому довелось родиться на свет взрослым мужчиной. Любой педагог скажет вам, что если ребенка не уважать, а наоборот, затыкать и унижать, постоянно указывать на недостатки и его «низкий уровень», вы ничего не добьетесь, кроме отчуждения и ненависти. Поэтому очень странными мне кажутся высказывания о том, что Преображенский, якобы, всячески старался перевоспитать Шарикова. Я бы сказала, он всячески старался вернуть себе привычную статику во всем. И итоги этих стараний — убийство человека с оправданием, что это не человек — вполне закономерно, как закономерно перерождение типичного буржуа в фашиста. Фашизм — это крайнее, кровавое, проявление капитализма (наследника рабовладения и феодализма), олицетворение идеи статики, которая заключается в том, что есть люди и есть скот. Коммунизм же — это крайнее, кровавое проявление социализма, олицетворение идеи движения (все люди и все равны, а хозяева и рабы должны быть уничтожены). Фашизм и коммунизм находятся на разных полюсах и никогда не смогут ужиться друг с другом, они бьются насмерть, статика — с движением, движение — со статикой.

Теперь обратимся к Швондеру и его товарищам. Вот у Преображенского в квартире один Шариков, и Преображенский лезет на стену и не знает, что с ним делать. А у Швондера целый дом таких людей, которые внезапно осознали себя людьми, которые поняли, что имеют голос, заслуживают уважения, но при этом до гордого звания «Человек» им еще расти и расти. Что делать с ними? Преображенский и ему подобные в конце концов пришли бы к выводу: сделать скотом или уничтожить.

Но Швондер-то служит не статике, а движению. И вот Швондер потихоньку учит их, поет с ними песни, приучает к новой жизни. Можно сколько угодно смеяться над его стараниями, но ни Преображенский, ни Борменталь уж точно ничего лучше предложить не смогли.

Швондер не спорит с Шариковым, но именно под его влиянием тот соглашается встать на воинский учет, идет работать и собирается жениться. Кстати, момент с «разоблачением» Шарикова в глазах девушки, в которую он влюблен и которой предложил свое покровительство, заслуживает особого внимания.

Представьте себе, что вы живете в стране, где таких, как вы, считают не то, что людьми второго сорта, а вообще не людьми, кем-то на уровне собак или свиней. И вот вы влюбляетесь в очень бедную и несчастную девушку, которой готовы помочь. Разве вы признаетесь ей, что вы из тех, кого приравнивают к собакам? И вот вы привозите ее на малую родину. И там «добрые люди», исполненные искренним негодованием, объявляют ей, кто вы. И вы видите, каким ужасом, каким омерзением искажается ее лицо. Как благодарность сменяется брезгливостью. Как вы отреагируете на это? Вам будет так плохо и больно, что вы готовы будете возненавидеть эту девушку. Впрочем, может быть, именно вы скажете: «Ах, извините, да, я свинья, я прошу прощенья, а теперь пойду в хлев к своему корыту, потому что мне надо отъедаться к праздникам».

Оскорбить и унизить влюбленного человека в глазах его девушки — низко, омерзительно, этому нет названия. А ведь найдутся люди, которых восхитил поступок Борменталя.

И еще один эпизод, который хотелось бы рассмотреть подробней. Эпизод, в котором девушка, товарищ Швондера, предлагает Преображенскому купить журналы.

Одетая как мужчина, она, само собой, очень раздражает профессора, ведь весь ее образ выбивается из привычного ему образа женщины как прислуги. Она — воплощение движения, которое так ненавистно статике. А что же девушка? А она дает Преображенскому шанс проявить лучшие качества. Пусть он не хочет нарушить свой привычный быт. Но неужели пожалеет немного денег, чтобы помочь кому-то? При этом, получив очередную оплеуху, она искренне интересуется о причинах такой жестокости. На что получает ответ настоящего буржуа: не хочу. Для меня остается загадкой, как можно видеть в таком поведении Преображенского пример для подражания.

Думаю, по-настоящему великие писатели не пишут карикатур, они пропускают через себя всю действительность, какая она есть, и воплощают в образах. Думаю, Булгаков, будучи великим писателем, не только прочувствовал эти процессы, но предугадал, к чему они приведут. Что рабство не закончилось и настоящая схватка статики и движения впереди.

Последнее, о чем хотелось бы сказать, это о названии повести и, соответственно, фильма. Я думаю, что здесь заложено предупреждение Булгакова всем последующим поколениям: пока у тебя сердце раба или хозяина, ты можешь снова стать рабом или хозяином".
16:32
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...