Турбокапитализм - путь в светлое будущее

Оказывается, мы уже и не при капитализме живем! Уже наступил «турбокапитализм». Вот вам новое слово!
Понятие турбокапитализма было введено в профессиональный лексикон американским экономистом Эдвардом Люттваком, обозначившим этим термином новую экономику, в которой доминирует циркуляция виртуальных денег, где денежный оборот фондовых бирж, рынков ценных бумаг и Forex больше, чем при производстве реальных товаров и услуг и где капитал освобожден от государственных и национальных рамок. Турбокапитализм — это тот же капитализм, только здесь все происходит стремительней. В турбокапитализме можно быстро разбогатеть, можно сделать деньги из воздуха (за десять лет создатели Google выбрались из гаража в собственные пентхаузы и сейчас их состояние исчисляется в миллиардах).

Глобализация и технический прогресс вывели образованных, высококвалифицированных людей с хорошими связями на совершенно новую материальную орбиту, предоставив им невиданные ранее приемущества — армию дешевой рабочей силы, свободную торговлю и, уменьшенную интернетом, планету Земля. И все это случилось за какие-то десять-пятнадцать лет. Если взять зарплату рабочего за еденицу, то средняя зарплата топ-менеджера компании, входящей в индекс S&P 500, равнялась 107 единицам в 1990 году, и уже 411 единицам в 2005 году.

Топ-менеджеры и держатели акций рулят. Налоговая политика Штатов позволяет хеджевым фондам и паевым инвестиционным фондам аккумулировать баснословные средства — их активы во втором квартале 2007 года составляют 1,7 триллионов долларов! Хорошо зарабатывающие менеджеры и предприниматели вкладывают деньги, давая при этом хорошо заработать хеджевым фондам. Эта схема отлично отработана. Чтобы инвестировать, даже не нужны глубокие знания финансовых процессов — это делают (и на этом делают деньги) профессионалы.

На финансовом Олимпе сейчас обитают хеджевые фонды, экспортеры нефти, азиатские банки и паевые инвестиционные фонды, и живут они, в отличие от греческих богов, удивительно симбиотично и мирно. Во многом помагая друг другу. Приблизительно так: низкие процентные ставки в США привлекают нефтедоллары и азиатских инвесторов типа Народного банка Китая и Банка Японии — американские банки ссужают эти деньги в фонды хеджирования, увеличивая денежный оборот последних — развивающиеся азиатские страны требуют все больше нефти, тем самым увеличивая состояния стран-экспортеров нефти — экспортеры нефти создают все более изощренные механизмы инвестирования, типа ПИФов — хеджевые фонды и экспортеры нефти вкладывают средства в азиатские страны. Круг замыкается.

А где издержки турбокапитализма? Они существуют. Существуют на минимальные зарплаты или пособия. Несмотря на то, что пропорция мирового населения, живущего менее, чем на $2 в день сократилась с 67% в 1981 году до 47% в 2004, количество бедных остается рекордным — только в Азии за чертой бедности живут 1,9 миллиардов или 60% населения! Это при том, что процент миллионеров и миллиардеров в мире вырос до 9,5 миллионов человек в 2006 году и продолжает расти впечатляющими темпами, фактически растворяя средний класс. Или пан или пропал.

Поляризация доходов особенно наглядна в странах с турбокапитализмом, как США и Китай, где коэффициент Джини (чем ближе значение к единице, тем больше расслоение) равняется 0,46 и 0,47, соответственно. Форпосты социальной справедливости существуют только там, где государства проводят целенаправленную политику искоренения бедности, типа Германии (0,31), где социальные выплаты уравнивают население или Швейцарии (0,33), где проводится жесточайшая иммиграционная политика по недопуску иностранных нахлебников к социальной помощи. К причинам, добавившимся сравнительно недавно относятся:

* интеграция Индии и Китая в мировую экономику — это добавило 2 миллиарда малоквалифицированной рабочей силы и снизило зарплаты и шансы таких же малоквалифицированных рабочих в других странах;

* глобализация и развитие технологий — это создало предпосылки для успеха ничего не производящего бизнеса;

* смещение политического центра мировой политики вправо и принятие решений, поддерживающих свободный рынок и богатых граждан.

Сюда же можно отнести особенности накопления капитала в развивающихся странах, где отсустсвует справедливый прогрессивный налог, где проводилась непрозрачная приватизационная политика и где не существует элементарной практики защиты труда. Там новые разбогатевшие легко увеличивают свои активы, эксплуатируя государственную машину и заставляя ее работать себе в карман. В России (и некоторых других союзных республиках) так обогатилась группа, присвоившая себе право распоряжаться природными ресурсами; в Мексике — один из богатейших людей мира, Карлос Слим так монополизировал свой телекоммуникационный бизнес; в Южной Африке члены движения за освобождение так мутировали в менеджеров паевых инвестиционных фондов.

Турбокапитализм — воплощение более эффективной и конкурентноспособной формы капитализма, который сейчас распространяется по всему миру. Он часто приносит опустошение вместо сказочного богатства странам, которые не готовы к стремительным переменам и не готовы защищать своих граждан. Часто очарованные радужными перспективами политики новоиспеченных демократий бросают на откуп экономическому росту самые уязвимые слои населения. А ведь процесс обнищания и дальнейшнй деградации этих слоев неизбежен и необратим. Как, например, можно социально реабилитировать бомжа или какие шансы найти хорошую работу у ребенка с улицы?
http://h.ua/story/70902/
12:44
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...